А ЛИГА

    • FAB FIVE:
    • ВЕЛИКОЛЕПНАЯ ПЯТЕРКА
    • ИЗ МИЧИГАНА

img
Великолепная пятерка или Fabulous Five - такое незамысловатое название стало визитной карточкой мужской баскетбольной команды университета Мичиган 1991 - 1993, до сих пор считающейся многими лучшим набором NCAA за всю историю игры. Эти парни наделали действительно много шума.
   

В 1989 году Университет Мичигана, ведомый будущей звездой Miami Heat и Charlotte Hornets Гленом Райсом, и под руководством Стива Фишера, заменившего предыдущего тренера Билла Фридера всего за три недели до "Финала четырех", выиграл чемпионат NCAA. В следующем году, “Россомахи”, потеряв Райса в драфте NBA, вылетели во втором круге турнира. По окончании сезона Румил Робинсон, Лой Войт, Терри Миллс и Шон Хиггинс последовали примеру лидера, и следующий сезон оказался совсем провальным. 

Фишеру надо было возвращать команду на респектабельный уровень, и прежде всего это значило удачную вербовку школьников на будущий учебный год. Вербовка получилась не просто удачной, а совершенно беспрецедентной.

Начало

Скауты Мичигана были нацелены прежде всего на центрового из печально известного чикагского South Side Джувана Ховарда, занимавшего четвертую строчку рейтинга и входившего в символическую пятерку страны. Круглосуточное обхаживание Ховарда принесло ожидаемые плоды, и он подписал письмо о намерении поступить в Мичиган. Следующим в списке был котировавшийся под 11-ым номером техасский защитник Джимми Кинг, которого также активно зазывал в свои ряды Канзас, но Ховард убедил его сделать выбор в пользу “Россомах”. На уговоры другого техасца, плеймейкера Рэнди Джексона, имея в активе столь впечатляющий дуэт, не понадобилось много усилий, и у мичиганских скаутов осталось полно времени до апрельского дедлайна на вербовку еще двух местных игроков. Речь идет об уроженцах Детройта Крисе Уэббере и Джэлене Роузе, занимавших соответственно первую и девятую строчки в рейтинге школьников.

Fab Five from Michigan

Кадр из документального фильма ESPN о Fab Five

Уэббер с Роузом выросли прямо под носом у Фишера с коллегами, и, кроме того, были в дружеских отношениях, и не раз играли вместе на различных турнирах. Уэббер был чудом природы, забивавшим сверху уже в 12 лет, и обладающим незаурядной скоростью, атлетизмом и техникой для своих колоссальных габаритов. Крис был, несомненно, лучшим игроком страны, играя в центре за престижную частную Detroit Country Day School, в то время как защитник-универсал а-ля Мэджик Джэлен учился в публичной Southwester High, известной своей превосходной баскетбольной программой.

Почтовый ящик Уэббера был полон писем от лучших университетов страны, перед ним были открыты все дороги, и баскетбольный мир затаив дыхание ждал его решения о выборе трамплина в НБА. Джуван Ховард снова сыграл немаловажную роль: по его собственным словам, он “звонил этому парню по три раза в неделю”, и 23 марта 1991 года Уэббер объявил о своем намерении поступить в Университет Мичигана. Для Роуза, чья школьная команда закончила сезон на первом месте в рейтинге, выбор был очевидным, и он с легким сердцем последовал за своим приятелем. Четверо из пяти будущих первокурсников Мичигана играли в школьном матче звезд “McDonalds All-American”: такого прежде не удавалось никому.

На тот момент Майкл Джордан лишь начал вводить в моду чуть более мешковатые шорты в NBA, но в NCAA студенты по-прежнему играли фактически в нижнем белье. Тренеру Фишеру было категорически сказано на первой же тренировке: не хотим шорты, как у Стоктона и Малоуна в Юте, хотим как у Джордана в Чикаго, только подлинней.

“Будут победы - можете и шорты носить какие угодно”, сказал тренер.

Сезон, с тремя из пяти новичков в стартовом составе (Уэббер, Роуз, Ховард), Мичиган начал с четырех побед, но затем последовал матч с чемпионом предыдущего сезона - Университетом Дьюка Майка Кжижевски с Грантом Хиллом и Кристианом Лэйтнером. Это соперничество носило не только спортивный, но и социальный характер: участники “Великолепной Пятерки”, как их уже тогда называли, полагали, что в Дьюке сознательно не вербуют чернокожих игроков из малообеспеченных городских семей, предпочитая таких “дядюшек томов”, как Грант Хилл, не говоря уже о Большой Белой Надежде Лэйтнере, необъяснимым довеском попавшим в легендарную Dream Team на барселонской Олимпиаде.

Ховард, Уэббер и Роуз в матче с Индианой 8 марта 1992 года

Однако, классовой вражды для победы оказалось не достаточно, и Мичиган проиграл в овертайме. Тем не менее, этот матч, транслировавшийся на всю страну, представил обновленных “Россомах” как серьезного претендента на университетский престол. 

Второй раунд

9 февраля 1992 года Фишер впервые поставил всех пятерых первокурсников в стартовый состав, что само по себе было неслыханно для команды такого уровня. В том матче против Нотр-Дама Fab Five набрала все без исключения очки Мичигана. Этот момент можно считать точкой отсчета настоящего бума общенациональных масштабов; “Великолепная Пятерка” превратилась в must-see TV. К длинным шортам добавились бритые, опять же в стиле Джордана, головы и знаменитые черные носки в сочетании с черными кроссовками. Первокурсники превратились в рок-звезд, за которыми посюду следовал шлейф поклонников, они были полны харизмы, слушали NWA и EPMD, и считали стиль и “трэш-токинг” такими же важными элементами игры, как умелый заслон и уверенный дриблинг.

Консервативно настроенная публика была ожидаемо возмущена пятеркой сорванцов, по сути принесшей уличный баскетбол в святые стены Chrysler Arena. Фишер получил множество писем угрожающего и расистского содержания от выпускников Мичигана, пестрящих милыми оборотами вроде “жидовская морда” и “любитель ниггеров”. Это мракобесие лишь еще больше сплочило новобранцев, которые продолжали творить чудеса на паркете.

Chrysler Arena / Институт Мичигана
фото:
Ankur Sohoni
Crisler Arena - Матч баскетбольной команды Института Мичигана
   

На пути в Финал Четырех турнира NCAA перед “Россомахами” стоял Университет Огайо - Buckeyes, которых мичиганцы за глаза называли “Fuckeyes” и ненавидели так же сильно, как Дьюк. Огайцы Джима Смита и Лоренса Фандерберка обыграли Мичиган оба раза в регулярном сезоне, но на этот раз Fab Five взяла реванш в овертайме. В полуфинале был легко обыгран Темпл, но в решающей схватке Мичиган снова проиграл “дядюшкам томам” из Дьюка.

К следующему сезону команда Фишера уже подошла в качестве фаворита, Fab Five-мания достигла новых высот, и в копилку университета сыпались рекордные прибыли от продажи товаров с символикой команды, вызвав вопросы о правомочности устройства NCAA, наживающейся на своих спортсменах совершенно безвозмездно. Сами игроки в знак протеста стали выходить на разминку в однотонных синих футболках без какой-либо символики.

Финал

В “Мартовском Безумии-1992" Мичиган еще раз добрался до финального матча турнира, где на их этот раз поджидал Университет Северной Каролины. Этот матч снова закончился поражением “Россомах” и, пожалуй, самым известным техническим фолом в истории баскетбола в драматичной концовке. За 20 секунд до сирены, и проигрывая очко, Мичиган был вынужден сфолить. Второй штрафной был промазан, Уэббер снял подбор, почему-то не стал тут же отдавать мяч Роузу, потерял равновесие, сделал пробежку при начале ведения, которое судейство решило не замечать, сам пересек с мячом центральную линию, сам себя загнал в ловушку в углу площадки и… просигнализировал тайм-аут, которого у Мичигана уже не было. По правилам, это технический фол и штрафные, которыми Каролина закрепила победу.

 

После второго подряд разочарования в финале Уэббер заявился на драфт, на котором был под первым номером выбран Орландо и обменян в Голден-Стейт на Анферни Хардуэя. Роуз, Ховард и Кинг стали профессионалами на следующий год, и лишь Джексон так и не был задрафтован.

Грязное белье

В 1997 году несколько бывших игроков Мичигана, включая Уэббера и Роуза, были вызваны для дачи показаний в связи с делом детройтского воротилы подпольного игорного бизнеса Эда Мартина, а тренер Фишер был уволен. Уэббера позже привлекли за дачу ложных показаний, а победы Великолепной Пятерки на турнирах тех сезонов были аннулированы, и баннеры спущены из-под сводов Chrysler Arena. Отношения старых друзей испортились из-за этого скандала, и Уэббер единственный не принимал участия в съемках документального фильма “Fab Five”, который стал самым рейтинговым проектом дочерней студии ESPN, 30 for 30.

  • Рекорд Мичигана по количеству участников матча McDonalds All-American среди первокурсников был побит в 2013 году, когда в этой школьной всезвездной игре числилось шестеро будущих абитуриентов Университета Кентукки.

Крис Уэббер за 15 лет отыграл за пять команд НБА, лучшие годы проведя в Сакраменто, где его четвертый номер списан из обращения. Уэббер пять раз играл в Матче Звезд и в среднем набирал по 20,7 очков, 9,8 подборов и 4,2 передачи за матч. Сейчас Крис работает комментатором на TNT.

Джэлен Роуз был выбран на драфте-1994 Денвером под 13-м номером, но большую часть карьеры провел в Индиане, с которой на рубеже веков три года подряд выходил в финал. Роуз также поиграл в Нью-Йорке и Торонто, завершив карьеру в Финиксе. Сегодня Джэлена можно увидеть и услышать на ESPN и подкастах Grantland.com.

Джуван Ховард оказался самым долговечным из всех, поменяв восемь клубов за 16 сезонов. В 2012 году Ховард единственный из всех стал чемпионом НБА в составе Майами.

Джимми Кинг был выбран во втором круге драфта-1995 Торонто, появился в 64 матчах за два сезона за Торонто и Денвер и остаток карьеры провел в CBA.

Рэнди Джексон не был задрафтован, не сумел закрепиться в составе Нью-Йорка и также продолжил карьеру в CBA.

Отец Джэлена Роуза Джимми Уокер был выбран под первым номером на драфте-1967, но не поддерживал никаких отношений с сыном вплоть до своей смерти в 2007 году.

Именно Джэлен Роуз в составе Торонто опекал Коби Брайанта большую часть матча, в котором Коби забил 81 очко.

Fab Five также увековечены в уникальном арт-проекте 'DECKED' инициативной группы шестерых молодых дизайнеров из Чикаго, создававщих эсклюзивные скейтборды для выставки в галерее Chicago Art Department. Данную работу (дизайнер Victor Fong) вы можете видеть на обложке материала.

ВАС ТАКЖЕ МОЖЕТ ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ:

img